Лукизм против мужчин или о чем молчат альфа-самцы

Финансовый достаток — далеко не единственный и даже не самый главный запрос, выдвигаемый гетеросексуалками к мужчинам. Так чего же требует типичная гетеросексуальная женщина, что она хочет видеть в своем партнере, помимо гендерно-конформной модели поведения настоящий мужик и хотя бы пародии на статус? Ответ лежит на поверхности — внешность. Давайте выясним, какая пользуется наибольшим успехом у гетеросексуалок и оправдано ли существование лукизма в адрес мужчин.

1. Внешняя маскулинность.

В первую очередь, это мужественные черты лица и в целом высокий уровень тестостерона. Его обилие у мужчин, по мнению многих гетеросексуалок, выгодно с эволюционной точки зрения, хотя факты свидетельствуют об обратном: наиболее оптимальным для мужского здоровья является уровень чуть ниже среднего: так, маскулинные мужчины сильнее феминных рискуют умереть от сердечно-сосудистых заболеваний.[1] Высокий уровень тестостерона угнетает иммунную систему, подавляя активность Т-лимфоцитов.[2,3] Лабораторные исследования Estrada et al., 2008,[4] показали, что в нервных клетках, подвергавшихся действию тестостерона в повышенной концентрации, запускался механизм апоптоза, клеточной гибели. Единственная же явная польза от повышенного уровня — подавление воспалительных процессов. Однако любимая относительно подготовленными оппонентами гипотеза иммунного гандикапа опровергалась экспериментально (хомяк Кэмпбелла),[5] а исследование DeBruine et al., 2010,[6] сообщает о корреляции моды на мужественных внешне мужчин с низкими показателями национального индекса здоровья. Правда в том, что женщины не выбирают лучший ген и обладают монополией определять полноценность человеческого материала незаслуженно. Лицо с выраженными маскулинными признаками, принадлежащее конкретному мужчине, не означает, что этот мужчина здоров.[7] Придерживающиеся традиционных убеждений гетеросексуалки как катализатор естественного отбора — это иллюзия, призванная поддерживать женскую привилегированность как таковую.

2. Высокий рост.

По данным репрезентативного исследования Salska, et al., 2008,[8] среднестатистическая гетеросексуалка предпочла бы мужчину ростом 181 см, средние максимально и минимально приемлемые значения составили 191 см и 175 см соответственно. И это при среднем росте мужчин 175-176 см.[9] Весьма занятно, что предпочтения гетеросексуальных мужчин почти совпали с ростом среднестатистической женщины. И показательно, что традиционность взглядов женщины коррелирует с наличием высоких требований к росту партнера мужского пола: крупный, рослый мужчина визуально лучше вписывается в мужскую гендерную роль и легитимирующие ее биологизаторские теории. График,[10] представленный Salska, et al., наглядно дополнен данными опроса Yahoo! 2007 года (n=2000),[11] согласно каковым 23% мужчин и только 4% женщин считают приемлемыми отношения, где женщина выше. 13,5% мужчин (n=455) требовали, чтобы женщина была ниже их, и 48,9% женщин (n=470) требовали, чтобы мужчина был выше их.[12] Не остается никаких сомнений в ключевой роли гетеросексуалок в негативном восприятии невысоких мужчин общественностью. Не кажется ли абсурдным, что представители группы со средним ростом 162-163 см[9] обвиняют мужчин среднего или чуть ниже среднего роста в карликовости и прочей неполноценности? Ведь существуй аналогичный стандарт для женщин, значительная их часть попросту была бы признана генетическим браком даже с учетом полового диморфизма.

3. Длинный пенис.

Согласно PenisSizeDebate,[13] средняя желаемая длина члена партнера для западной гетеросексуальной женщины — 19,8 см, причем пенисы короче 13 см не рассматривались целевой аудиторией даже как удовлетворительно. Возникает масса вопросов по честности метода и непредвзятости самих авторов опроса (велика вероятность его фейковости и коммерческого характера), однако результат так или иначе схож с тем, что озвучивает среднестатистическая гетеросексуалка, когда речь заходит об ее предпочтениях или требованиях к половым органам партнеров. Исследований на эту тему с достаточной для выводов выборкой практически не существует, но все работы подтверждают, что среднестатистическая гетеросексуальная женщина предпочитает размеры крупнее средних.[14,15] Любительский опрос,[16] выявляющий предпочтительную для женщин длину пениса, на 28.05.2015 (n=138) показал результат приблизительно в 18 см. Наиболее репрезентативный труд,[17] показывающий отношение к величине члена, охватил 25594 мужчин, из них только 55% довольны своим размером; 46% гетеросексуалов, оценивших размер своего члена как средний, а также 91%, оценивших размер своего члена как маленький, желали бы увеличить его. В выборке из более 1500 женщин, оценивших член партнера как маленький, 68% оказались недовольны его величиной. Учитывая, что гетеросексуалки нередко называют маленьким всякий пенис средних размеров или даже больше, выводы напрашиваются однозначные, хотя если верить работе, большинство женщин (85%) в целом все же удовлетворены размерами своих партнеров и не считают сантиметры наиболее важным критерием отбора. Однако результаты исследования показывают, что мужчины, оценившие свой пенис как маленький, в целом имеют существенно более низкую самооценку. Крайне сомнительно, что это вина самих мужчин: средняя длина пениса — 13,12 см по данным BJU International (n=15521)[18] и 14,1 см по данным авторской репрезентативной выборки (n=30422).[19] Будет разумным предположить, что культ большого члена распространяют те, кому он не способен навредить. То есть незначительный процент мужчин и, конечно же, женщины. Впрочем, медицинский консенсус уже давно решил за особо язвительных и пресыщенных из них: патологией может являться только микропенис, но никак не 3-6 дюймовый член. Объективная же оценка заключается в признании преимуществ и недостатков пенисов разной величины по отношению друг к другу, в зависимости от формы интимной близости, ожиданий от нее и ее реализации каждой из сторон. Поэтому нельзя сказать, что для любой (или любого) существует наиболее подходящий, универсальный размер на все случаи жизни. Помимо того, важно помнить, что длина или ширина полового члена, как и рост, это параметр, который не выбирают; это значение, заметное и безопасное изменение коего невозможно.

И это далеко не все. Опрос, проведенный ЦМиСИ Кадрового Дома СуперДжоб,[20] показал: 51,22% гетеросексуалок предпочитает брюнетов, 17,11% — шатенов, 10,56% — блондинов, и только 1,5% — рыжих; цвет волос не имеет значения в лучшем случае для 13,31% опрошенных. ВЦИОМ приводит несколько другие данные: 31% женщин предпочитает брюнетов, 20% — блондинов, 15% — шатенов, 1% — рыжих.[21] Оба опроса показательно проиллюстрировали антипатию среднестатистической россиянки как к рыжеволосым мужчинам, так и к лысым. В то же время достаточно сложно где-либо разглядеть неприязнь к брюнетам, основанную исключительно на их цвете волос: спрос не на товары, но на людей, формирует вертикальную иерархию, и находящиеся внизу (в данном случае — рыжеволосые мужчины) встретят враждебное отношение к себе с куда большей вероятностью. Рыжеволосые действительно составляют меньшинство и, казалось бы, справедливо, что женщины отдают им предпочтение реже и отвергают чаще, чем остальных. Тем не менее, к примеру, по данным Hinsz et al. (2013),[22] количество гетеросексуалок, предпочитающих рыжих мужчин, чуть ли не в два раза меньше количества самих рыжих мужчин. На самом деле цвет волос не определяет генетическую полноценность или неполноценность. Причина сложившегося положения дел понятна: в культуре доминируют белые маскулинные образы, а контраст, создаваемый белой кожей и растительностью черного цвета, подчеркивает мужественность черт лица изображаемой персоналии. Что, как мы уже выяснили выше, импонирует среднестатистической гетеросексуалке. В свою очередь, корпорации эксплуатируют этот и другие мужественные образы в коммерческих целях при помощи СМИ, вследствие чего конформность вкусов потребителей женского пола укрепляет свои позиции.

Возвращаясь к внешней маскулинности и маскулинным образам, можно отметить и распространенные женские запросы к растительности на лице мужчины. Многие гетеросексуалки находят бороду более привлекательной, чем ее отсутствие,[23,24,25] реже опросы показывают обратный результат[26] — это определяется скорее социокультурной средой и методом исследования. Велико влияние социального окружения и на женские требования к мужской фигуре. Так, реакционность взглядов женщины является предиктором влечения к крепким широкоплечим мужчинам.[27,28]

Нужно отметить, что все это — часто именно даже не предпочтения, а жесткие требования, выдающиеся за объективные свойства настоящего мужчины, абсолютно полноценного генетически. Гетеросексуальные женщины оправдывают свои завышенные запросы к мужской внешности желанием иметь крупных и здоровых детей. Но примеряют ли они на себя собственные же критерии отбора? И применяются ли схожие требования к женщинам столь массово, как к мужчинам? Ведь генетика женщины также влияет на качество потомства. Достаточно заглянуть в любой школьный курс биологии: каждая клетка в организме содержит 23 пары хромосом — одна хромосома из каждой пары наследуется от отца и одна наследуется от матери. Но об этом факте, известном, казалось бы, всем, биологизаторские женобъяснения тактично умалчивают. Предельно ясно, какие цели они преследуют, какие ценности и привилегии каких групп отстаивают.

Говоря о лукизме, нельзя обойти вниманием и проблему скиннишейминга — негативного восприятия худощавых людей. Для нас этот вопрос особенно актуален: подавляющее большинство сталкивающихся со скиннишеймингом — люди мужского пола. Проявляться описываемое явление может и в отказе в гетеросексуальных отношениях, и в ехидных шутках про мало каши, и в понижении в мужских иерархиях, и в более очевидных формах нетерпимости, вплоть до нападений и травли. Худые и невысокие гетеросексуалки, поддерживающие эту полную двойных стандартов систему, любят сетовать на то, что нация вырождается и обмельчали мужчины. Прошли бы эти женщины хоть по половине требований, повсеместно выдвигаемых к мужскому телу?

Ключевое различие между лукизмом против женщин и лукизмом против мужчин заключается в том, что многие люди мужского пола даже при всем желании не могут соответствовать стандартам, выдвигаемым традиционализмом. От женщин же требуется то, что в среднем они могут себе позволить — похудеть и побрить определенные участки тела. Можно долго спорить о том, кто сильнее страдает от иерархий, выстраиваемых внутри социума под влиянием эталонов мужской и женской красоты, однако факт остается фактом: лукизм, направленный на мужчин, вредит им и убивает их. Убивать всевозможными добавками свою иммунную систему, сердце и мозг, по два часа в день надрываясь в спортзале — потому что гетеросексуалкам не нравятся мужчины с узкими плечами — не выход. Продать комнату, чтобы сделать операцию по увеличению члена на один дюйм — не выход. Заниматься деятельностью, к каковой нет никаких склонностей и от которой нет никакой радости, дабы заслужить уважение в лице советующих есть больше каши — не выход. Людям мужского пола необходима не компенсация их недостатков харизмой, достижением финансового благополучия и успехов в спорте, а ликвидация существующих стандартов мужской красоты. Единственный легитимный эталон привлекательности — поддержание гигиены и физической формы, и то — делать это стоит исключительно ради себя, а не ради того, чтобы нравиться женщинам. Обесценивайте стандарты привлекательности, созданные и поддерживаемые гетеросексуалками, отказывайте в любой помощи лицам, стигматизирующим мужчин по независящим от них признакам. И, конечно, людям мужского пола необходимо начать открыто говорить о своих проблемах, включая проблему лукизма в их адрес и в адрес окружающих мужчин. Прекратите прятаться за маской псевдоуспешности. Забудьте о страхе перед осуждением со стороны тех, чье мнение достойно места на свалке истории, рядом со спамом увеличить член и советами уровня как накачаться за месяц. Безусловно, вероятность столкнуться с довольно ощутимым прессингом велика, но он окажется не столь страшным, если нас будет много, если все мы наконец объединимся и радикально заявим о необходимости освобождения людей мужского пола и их тел.

Militant Apathy. Отдельная благодарность Елизавете Романовой за консультацию. Четвертая редакция.

и:

1. Kate Hunt, Heather Lewars, Carol Emslie, G. David Batty (2007). Decreased risk of death from coronary heart disease amongst men with higher ‘femininity’ scores: a general population cohort study.
Ссылка: ije.oxfordjournals.org/content/36/3/612.long

2. David Furmana, Boris P. Hejblumb, Noah Simonc, Vladimir Jojicd, Cornelia L. Dekkere, Rodolphe Thiebautb, Robert J. Tibshiranic, Mark M. Davis (2013). Systems analysis of sex differences reveals an immunosuppressive role for testosterone in the response to influenza vaccination.
Ссылка: pnas.org/content/111/2/869.abstract

3. Grossman, C. J. (1985). Interactions between gonadal steroids and the immune system. Science 227, 257–261.
Ссылка: sciencemag.org/content/227/4684/257.short

4. Manuel Estrada, Anurag Varshney, Barbara E. Ehrlich (2006). Elevated Testosterone Induces Apoptosis in Neuronal Cells.
Ссылка: [http://jbc.org/content/281/35/25492.abstract

5. К. А. Роговин, А. М. Хрущова, О. Н. Шекарова, А. В. Бушуев, О. В. Соколова, Н. Ю. Васильева (2014). Иммунокомпетентность и репродуктивные качества самцов хомячка Кэмпбелла, селекционированных на низкий и высокий гуморальный иммунный ответ на эритроциты барана (SRBC). К проверке гипотезы иммунного гандикапа. Журнал общей биологии. Резюме статей. Том 75, 2014. №5, сентябрь-октябрь, стр. 372–384.
Ссылка: researchgate.net/publication/265130170

6. Lisa M. DeBruine, Benedict C. Jones, John R. Crawford, Lisa L. M. Welling, Anthony C. Little (2010). The health of a nation predicts their mate preferences: Cross-cultural variation in women’s preferences for masculinized male faces.
Ссылка: ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2894896/

7. Gillian Rhodes, Janelle Chan, Leslie A. Zebrowitz, Leigh W. Simmons (2003). Does sexual dimorphism in human faces signal health?
Ссылка: ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1698019/pdf/12952647.pdf

8. Irmina Salska, David A. Frederick, Boguslaw Pawlowski, Andrew H. Reilly, Kelsey T. Laird, Nancy A. Rudd (2008). Conditional mate preferences: Factors influencing preferences for height.
Ссылка: dfred.bol.ucla.edu/SalskaFrederickEtAl-2008-PAID-ConditionalMatePreferencesHeight.pdf

9. Centers for Disease Control and Prevention. Anthropometric Reference Data for Children and Adults: United States, 2007–2010.
Ссылка: cdc.gov/nchs/data/series/sr_11/sr11_252.pdf

10. График из работы Salska, et al.: http://vk.com/doc214302470_383742191

11. telegraph.co.uk/men/thinking-man/10941259/Are-women-more-attracted-to-tall-men.html

12. Yancey G., Emerson M.O. (2014). Does Height Matter? An Examination of Height Preferences in Romantic Coupling. Journal of Family Issues, 35(1): 1–21.
Ссылка: jfi.sagepub.com/content/early/2014/01/12/0192513X13519256

13. График PenisSizeDebate.com: http://vk.com/doc214302470_272522945

14. livescience.com/46141-penis-size-girth.html

15. R.M. Costa, G.F., Miller, S. Brody (2012). Women who prefer longer penises are more likely to have vaginal orgasms (but not clitoral orgasms): implications for an evolutionary theory of vaginal orgasm. J Sex Med, 9 (2012), 3079–3088.
Ссылка: ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23006745

16. http://vk.com/wall-90865135_68

17. Janet Lever, David A. Frederick, Letitia Anne Peplau (2006). Does Size Matter? Men’s and Women’s Views on Penis Size Across the Lifespan. Psychology of Men Masculinity, Vol 7 (3), Jul 2006, 129–143.
Ссылка: dfred.bol.ucla.edu/LeverFrederickPeplau-2006PMM-PenisSizeSatisfaction.pdf

18. Veale, D., Miles, S., Bramley, S., Muir, G., Hodsoll, J. (2015). Am I normal? A systematic review and construction of nomograms for flaccid and erect penis size in up to 15,521 men. BJU INTERNATIONAL, 03.2015.
Ссылка: academia.edu/9889067/Am_I_normal_A_systematic_review_and_construction_of_nomograms_for_flaccid_and_erect_penis_size_in_up_to_15_521_men

19. Мужские права и гендерная статистика. 18 работ, выявляющих среднюю длину члена.
Ссылка: page-90141321_49201705

20. superjob.ru/research/articles/336/blondiny-shaten/

21. top.rbc.ru/society/31/05/2009/307018.shtml

22. Verlin B. Hinsz, Casey J. Stoesser, David C. Matz. The Intermingling of Social and Evolutionary
Psychology Influences on Hair Color Preferences. Current Psychology. A Journal for Diverse Perspectives on Diverse Psychological Issues.
Ссылка: researchgate.net/profile/Verlin_Hinsz/publication/257772195_The_Intermingling_of_Social_and_Evolutionary_Psychology_Influences_on_Hair_Color_Preferences/links/02e7e525e9b53c6551000000.pdf

23. Charles T. Kenny, Dixie Fletcher (1973). Effects of beardedness on person perception. Perceptual and Motor Skills: Volume 37, Issue, 413–414.
Ссылка: ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/4747356

24. J. Ann Pinaire Reed, Elizabeth M. Blunk (1989). The influence of facial hair on impression formation. Social Behavior and Personality An International Journal (Impact Factor: 0.31). 12/1989; 18 (1): 169–175.
Ссылка: sbp-journal.com/index.php/sbp/article/view/607

25. Pellegrini, Robert J. (1973). Impressions of the male personality as a function of beardedness. Psychology: A Journal of Human Behavior, Vol 10 (1), Feb 1973, 29–33.
Ссылка: psycnet.apa.org/psycinfo/1974-00999-001

26. Saul Feinman, George W. Gill (1977). Female’s response to male’s beardedness. Perceptual and Motor Skills: Volume 44, Issue, 533–534.
Ссылка: amsciepub.com/doi/abs/10.2466/pms.1977.44.2.533

27. Paul J. Lavrakas (1975). Female preferences for male physique. Journal of Research in Personality, 9, 324–334.
Ссылка: sciencedirect.com/science/article/pii/0092656675900069

28. Richard A. Maier, Paul J. Lavrakas (1984). Attitudes toward women, personality rigidity, and idealized physique preferences in males. Sex Roles. September 1984, Volume 11, Issue 5-6, 425–433.
Ссылка: link.springer.com/article/10.1007/BF00287470